Skip to content

Книга насилие и социальные порядки скачать

У нас вы можете скачать книгу книга насилие и социальные порядки скачать в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Это позволяет ограничить применение насилия влиятельными индивидами, но одновременно создает препятствия для экономического и политического развития. В качестве анекдота Дуглас Норт любит рассказывать историю о конференции х гг. В ней участвовало много именитых американских профессоров, предлагалось много практических рецептов. Другой экономист подчеркивал важность либерализации внешней торговли.

Третий — ключевую роль отводил компьютеризации и техническому перевооружению, которые проведут всю нужную работу за человека. После выступал Норт и выразил скепсис: Правда этой истории в том, что подход и работы Норта сильно отличаются от произведений других экономистов.

Его работы последних лет стоят особняком и, по всей видимости, открывают новый этап в развитии социальных наук. Желание постичь причины социально-экономических и политических изменений заставили обратиться к политологии, антропологии, истории, социологии, когнитивным наукам. Расширение предмета исследования до институционального устройства экономики, политики и социума в динамике давно уже поставило вопрос о создании новой теории, нового знания в социальных науках. Идейный вклад Норта легко выразить кратко: В этой связи большой интерес представляет последняя совместная книга.

Норта и более молодых, но не менее уважаемых соавторов — политолога Барри Вайнгаста и историка Джона Уоллиса. Книга посвящена концептуальной интерпретации всей истории человечества через призму решения проблемы насилия в различных социальных порядках, отличающихся системами убеждений, типом организаций, политическими и экономическими институтами. В центр общественного устройства авторы ставят проблему насилия. Две революции в истории имели решающее значение для появления принципиально отличных типов социального порядка.

Неолитическая революция около десяти тысяч лет назад позволила создать сельское хозяйство и сформировать первые государства, которые обеспечили порядок. Благодаря привилегиям и особым правам отдельные организации и группы элит извлекают ренту. Превалируют личные отношения, порядок в целом не отличается стабильностью и постоянством, в долгосрочном плане не способствует экономическому росту.

Внутри естественного государства выделяется типология хрупкого, базисного и зрелого. В этом порядке доступ к основным политическим и экономическим ресурсам является равным и открытым.

Атрибутами такого порядка становятся акционерные общества, множество независимых от государства организаций, верховенство закона, надежная система правовых гарантий и свобод.

Более 20 развитых стран смогли поддержать развитие такого порядка. Авторы выделяют три предварительных условия, необходимых для перехода к порядку открытого доступа, который в разной степени совершили развитые страны: Структурно книга состоит из семи глав. В первой главе описываются общая логика книги, основные концепции и в тезисном виде разворачивается основная аргументация. Вторая и третья главы посвящены основным характеристикам и типологии общественного устройства, которое условно определяется в книге как естественное государство, или порядок ограниченного доступа.

Теоретическое описание порядка открытого доступа разворачивается в четвертой главе. Пятая и шестая главы посвящены концептуальному и историческому выяснению условий и возможностей перехода от одной системы общественного устройства к другой. Наконец, седьмая глава призвана наметить новую повестку дня в социальных науках. Так вкратце выглядит основной каркас книги и те наиболее важные вопросы, которые в ней затрагиваются. Для лучшего понимания идей и их места в современном экономическом знании остановимся подробнее на интеллектуальном портрете авторов, наиболее важных вопросах книги, возможной значимости концепции для анализа институциональных изменений в России и, наконец, обсуждении будущего социальных наук.

Дугласу Норту исполнилось 90 лет. Рональду Коузу уже За последние пять лет это вторая книга Д. Норта важна, поскольку позволяет увидеть постепенное развитие его идей. В реконструкции этого пути нам помогут трактаты и автобиография.

Норт никогда не находился на одном месте. С детства он часто менял места проживания вслед за назначениями его отца — служащего страховой компании. В юношеские годы у Норта два увлечения: В какой-то момент выбор встал именно между фотографией и экономикой.

Увлечение марксизмом не прошло даром. Норт признавался, что всю жизнь отвечал на вопросы Маркса о причине социальных изменений. Более широкий политэкономический взгляд на многие вопросы — тоже в известной степени наследие Маркса. Война прервала учебу, в этот период Норт пошел служить в морской торговый флот, по стечению обстоятельств его путь лежал не в Мурманск, а в Австралию, что спасло ему жизнь.

Так случилось, что преподаватели Норта в Беркли увлекались больше историей экономической мысли и экономической историей, чем инструментами неоклассической теории, поэтому эти инструменты он освоил за три года игры в шахматы с Доном Гордоном. Первый этап деятельности Норта как ученого — это работав Национальном бюро экономических исследований, участие в движении клиометристов. По существу, речь шла о новой экономической истории, когда прошлое реинтерпретировалось на основании методов экономической теории и эконометрики.

Клио предполагалось подвергнуть научному измерению. Норт активно включился в эту работу, его труды стали известны. В Европе приходит четкое понимание того, что исследования экономики как рыночного феномена явно недостаточно, оно ничего не дает для понимания отношений вассала и сеньора, цеховой жизни и всего экономического строя жизни более ранних периодов истории: В следующих работах предпринимаются попытки вписать институты в общие рамки экономической теории.

Акцент теперь смещается в сторону объяснения неэффективности институтов. Сотрудничество Норта с Б. Уоллисом началось достаточно давно. В соавторстве с ними были опубликованы две важные статьи. Книга посвящена концептуальной интерпретации всей истории человечества через призму решения проблемы насилия в различных социальных порядках, отличающихся системами убеждений, типом организаций, политическими и экономическими институтами.

В центр общественного устройства авторы ставят проблему насилия. Две революции в истории имели решающее значение для появления принципиально отличных типов социального порядка. Неолитическая революция около десяти тысяч лет назад позволила создать сельское хозяйство и сформировать первые государства, которые обеспечили порядок. Благодаря привилегиям и особым правам отдельные организации и группы элит извлекают ренту. Превалируют личные отношения, порядок в целом не отличается стабильностью и постоянством, в долгосрочном плане не способствует экономическому росту.

Внутри естественного государства выделяется типология хрупкого, базисного и зрелого. В этом порядке доступ к основным политическим и экономическим ресурсам является равным и открытым. Атрибутами такого порядка становятся акционерные общества, множество независимых от государства организаций, верховенство закона, надежная система правовых гарантий и свобод. Более 20 развитых стран смогли поддержать развитие такого порядка. Авторы выделяют три предварительных условия, необходимых для перехода к порядку открытого доступа, который в разной степени совершили развитые страны: Структурно книга состоит из семи глав.

В первой главе описываются общая логика книги, основные концепции и в тезисном виде разворачивается основная аргументация. Вторая и третья главы посвящены основным характеристикам и типологии общественного устройства, которое условно определяется в книге как естественное государство, или порядок ограниченного доступа.

Теоретическое описание порядка открытого доступа разворачивается в четвертой главе. Пятая и шестая главы посвящены концептуальному и историческому выяснению условий и возможностей перехода от одной системы общественного устройства к другой.

Наконец, седьмая глава призвана наметить новую повестку дня в социальных науках. Так вкратце выглядит основной каркас книги и те наиболее важные вопросы, которые в ней затрагиваются.

Для лучшего понимания идей и их места в современном экономическом знании остановимся подробнее на интеллектуальном портрете авторов, наиболее важных вопросах книги, возможной значимости концепции для анализа институциональных изменений в России и, наконец, обсуждении будущего социальных наук.

Дугласу Норту исполнилось 90 лет. Рональду Коузу уже За последние пять лет это вторая книга Д. Норта важна, поскольку позволяет увидеть постепенное развитие его идей. В реконструкции этого пути нам помогут трактаты и автобиография [1]. Норт никогда не находился на одном месте.

С детства он часто менял места проживания вслед за назначениями его отца — служащего страховой компании. В юношеские годы у Норта два увлечения: В какой-то момент выбор встал именно между фотографией и экономикой. Увлечение марксизмом не прошло даром. Норт признавался, что всю жизнь отвечал на вопросы Маркса о причине социальных изменений.

Более широкий политэкономический взгляд на многие вопросы — тоже в известной степени наследие Маркса. Война прервала учебу, в этот период Норт пошел служить в морской торговый флот, по стечению обстоятельств его путь лежал не в Мурманск, а в Австралию, что спасло ему жизнь. Так случилось, что преподаватели Норта в Беркли увлекались больше историей экономической мысли и экономической историей, чем инструментами неоклассической теории, поэтому эти инструменты он освоил за три года игры в шахматы с Доном Гордоном.

Первый этап деятельности Норта как ученого — это работав Национальном бюро экономических исследований, участие в движении клиометристов.

По существу, речь шла о новой экономической истории, когда прошлое реинтерпретировалось на основании методов экономической теории и эконометрики. Клио предполагалось подвергнуть научному измерению. Норт активно включился в эту работу, его труды стали известны.

В Европе приходит четкое понимание того, что исследования экономики как рыночного феномена явно недостаточно, оно ничего не дает для понимания отношений вассала и сеньора, цеховой жизни и всего экономического строя жизни более ранних периодов истории: А назвали бы его, к примеру "Партизан" Есть какие-то натяжки, сомнительные эпизоды, да и в какой-то мере перебор с исключительными успехами и способностями героя, но все грехи окупаются превосходным рассказом, интересным с первой до последней страницы.

Эта весчь посильнее "Фауста" будет. Есть ещё важная, никем не охваченная тема "Технология подковки в татаро-монгольской коннице Забавная вещица - есть идея, что у хорошо сформулированной компьютерной личности совести больше, чем у реальных игроков. Поставил бы и "отлично", но Силоч в "Союзе нерушимом" высказался чётче Древняя вещица, издатель поделил на части для удобства абсолютно произвольно, но она от этого не пострадала, ибо как фигню не печатай, лучше не станет Хорошая литературная вещь, как в принципе и все произведения написанные автором.

Перечитываю уже не в первый раз и сдаётся мне, не последний. Ветеран войны во Вьетнаме ни кого не трогая шёл по своим делам. Захотев перекусить он зашёл в одно из придорожных кафе,где судьба свела его с группой распоясавших хиппи и чтобы их успокоить ему пришлось вспомнить своё смертельное ремесло.